Заказать обратный звонок
Статьи

Иранская культура - это великая культура, создававшаяся тысячелетиями сохранившая созданное, - явление многозначное, многостороннее, великолепное и значительное принадлежит не только тем, кто живет сегодня в границах современного государства Иран. Прославленное имя "Иран" его великие мыслители и поэты, его знаменитые личности - также общее наследие, общее достояние жителей Бухары, Балха, Мерва и Самарканда, Хорезма и Согда, Гянджи, Таджикистана, Афганистана. Жители этих городов, стран, областей знают, что Фирдоуси из Туса, Манучехри из Дамаска, Саади и Хафиз из Шираза, Низами из Гянджи, Омар Хайям из Нишапура, Ибн Сина из Хамадана - это их гордость, их достояние.

С начала 90-годов культурная компонента становится активной частью внешней политики ИРИ, и в этот же период начинает оформляться культурно-политическая доктрина ИРИ в регионе. Основные постулаты доктрины объединяющая роль языка фарси в исторических судьбах и сегодняшних контактах таких стран, как Индия, Пакистан, Турция, Афганистан, государства Центральной Азии . Язык фарси провозглашается "вторым языком ислама", а знание и изучение классической поэзии на фарси, поэзии и философии суфизма признаются важным средством консолидации мусульман региона. Такая культурная политика способствовала преодолению международной изоляции страны и расширению сферы регионального сотрудничества. К концу 90-х годов Иран делает новый шаг в трактовке своего культурного наследия. Сегодня иранская общественная мысль изучает проблемы национальной культуры и традици уже с позиций соучастия в общемировых процессах. Суммируя историю культурного возрождения Ирана и его соседей, ученые приходят к выводу, что персидский язык, персидская поэзия и научная мысль, военные успехи, государственное строительство Хорасана (северная провинция Ирана) "явились важной вехой истории мусульманского мира".

Иранское культурное влияние распространилось на все восточные земли ислама - от Османской империи до Индии - и вдохнуло новую жизнь в их язык и культуру. Огромная роль в распространении иранской культуры принадлежит правившим в Иране, Западной и Средней Азии и Индии тюркским эмирам и сардарам, которые были приверженцами и почитателями языка и литературы на фарси. Именно в Хорасане были предприняты первые шаги по составлению свода национальной истории и собиранию древних сказаний. Именно там родились поэма "Шахнаме" Фирдоуси и творения автора исторических хроник Абульфазла Бейхаки, составляющих основу основ иранского духа ("хуввийате мелли").

С течением времени арабские страны и земли западного ислама оказались в зоне распространения иранской культуры, и лучшие, образованные умы занялись знакомством с поэзией, прозой , художественными ремеслами Ирана. В Каире и других арабских городах создавались рукописные списки "Шахнаме", "Голестана", основывались школы каллиграфического письма. Это и был второй этап возрождения исламской цивилизации, названный известным исследователем мировой культуры Арнольдом Тойнби "иранским периодом". Исламское религиозное искусство, создающее материальные произведения, прежде всего проявило себя в архитектуре мечетей и каллиграфическом написании Слова Божьего. Эти два вида священного художественного творчества имеют непосредственную связь с письмом и смыслом коранических изречений .

Каллиграфия - это искусство начертания букв и слов.

В Иране умеют ценить красоту, умеют и создавать ее. Но часто у внешней красоты есть потаенный смысл, как например, в шедеврах мусульманского зодчества. Они непременно обильно украшены искусно выполненными надписями. Они не только великолепны с эстетической точки зрения, но и приобщают человека к тайне незримых идей и смыслов.

В разнообразнейших начертаниях арабских букв, которые вплетены в орнамент, в растительный узор и сами представляют собой великолепный узор и орнамент, мусульманин видит священные слова и словосочетания ("Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"). Предание говорит, что одним из создателей почерка "куфи" (самая ранняя каллиграфия) был почитаемый иранцами-шиитами имам Али (VII век).

Куфическими надписями украшены самые древние мечети. Особое усердие, упорство в достижении совершенства письма - одна из национальных особенностей иранцев. В прежние века каллиграф годами терпеливо изучал написание различных букв, прежде, чем учитель позволял ему поставить свое имя под надписями. Уроженец Шираза, знаменитейший визарь Аббасидских халифов, Ибн Мукалда, положил начало удивительной симметрии и соразмерности начертания арабских букв, благодаря чему простое переписывание текстов превратилось в уникальное искусство. Он начал соразмерять буквы с помощью кругов и полукругов, исходя из первой буквы арабского алфавите - "алеф". В дальнейшем правила каллиграфии, установленные Ибн Мукалда, были усовершенствованы мастером Ибн Баввабом (умер в 1032 г.), который ввел в это искусство квадратические точки (они образуются прикосновениями тростникового пера к бумаге) как "единицу измерения" величины букв: длина букв алеф могла равняться пяти, семи или девяти таким точкам, а все остальные 27 букв должны находиться в определенном точечном соотношении с "алеф".

Как и во всем мире ислама, в Иране чистота и великолепие письменности выражает чистоту и непорочность внутреннего мира человека.
Современные иранские каллиграфы верны древним традициям. Обучиться им можно - в меру своих талантов и терпения, в Иранском обществе каллиграфов. Но принимает на обучение всех желающих бесплатно. Можно пройти курс по полной программе- с изучением истории каллиграфии, всех ее видов и почерков, а можно просто научиться красиво по всем канонам писать бисмиллу - слова "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!", и украсить этой надписью свое жилище, как и подобает благочестивому мусульманину. Принцип единства в исламском искусстве и зодчестве. Исламское искусство и зодчество обладают характерными особенностями, важнейшие из которых - "вахдат" ("единство"). Этот принцип - производное от понятия "тоухид" ("единобожие"), основа основ всех монотеистических религий , ибо внутреннее содержание и смысл всех убеждений, верований, поклонений и догматов ислама есть не что иное, как формула единобожия: "нет Бога кроме Бога" ("Аллаха").

Проявления единства можно отчетливо наблюдать в исламской архитектуре, ибо общие и всеобъемлющие основы мусульманского зодчества заложены архитектурой Дома Бога - мечети, как прародительницы всех мусульманских сооружений, и все культурные, общественные, политические ( государственные ) и даже жилые сооружения и здания, несмотря на их огромное количество и разнообразие, носят вполне определенные и характерные черты. Геометрия играет важную роль в религиозном исламском искусстве, главные элементы которого - каллиграфия и зодчество. В каллиграфии используются линейные и округлые элементы, в архитектуре во всей полноте - геометрические приемы , но помимо материалов и размеров здесь важно и качественное своеобразие, что проявляется в законах пропорции и гармонии, и это придает зданию особую цельность, единство и соразмерность.

Пропорциональность достигается обычно за счет деления окружности на различные упорядоченные фигуры. В конечном итоге все параметры и пропорции здания возникают на базе круга (окружности), что также является символом единства, объемлющим все формы существования, показателем чего служат многие куполообразные сооружения с многогранными лоджиями, арками и ажурными потолками с трехгранными углублениями. Облик того или иного здания формируется посредством объединения различных элементов, таких, как пространство, форма, освещение, цвет, строительный материал. В своем стремлении к гармонии с природой исламские архитекторы и градостроители учитывали влияние света и тени , жары и стужи , господствующих ветров аэродинамические особенности местности и сооружения, наличие воды с ее возможностью создавать прохладу, почву и рельеф местности, способный либо изолировать здание, либо уберечь его от пагубного воздействия воды, ветра и огня. Небольшой фонтан в традиционном внутреннем дворике жилого дома либо на внутренней площадке мечети рождает ощущение прохлады и создает радующий глаз интерьер.

Другим примером выражения единства и гармонии исламской архитектуры с природой является украшение зданий, особенно их куполов изразцами голубого цвета, символизирующего небесную обитель. Помимо голубого цвета, конечно, используются и плитки других цветов, особенно семицветные, как бы отражающие небесную радугу. Исламская архитектура отражает единство человека не только с окружающим его миром природы, но и в большей степени также с обществом.
В декоре зданий проявляются единство и гармония зеркальных украшений, лепнины и изразцовые кладки, и это достигается благодаря искусству и мастерству исполнителей, умело сочетающих в своем творчестве точность моделей и геометрических форм. Единство и гармония блестяще воплощены в облике мечетей, гробниц имамов и их потомков.

Зодчий или художник руководствуется в своем творчестве как желанием использовать элементы украшения (декора), чтобы сделать здание красивым, так и намерением придать ему достойный облик и соблюсти пропорциональность и соразмерность форм, то есть воспроизвести то, что мы наблюдаем в природе. Употребление изразцовых плиток, помимо декоративного, носят еще и утилитарный характер, в частности, для обеспечения прочности здания, сохранения кирпича-сырца от дождя, ветра и солнца, защиты самой плитки от воздействия температуры, осадков и звуковых волн. Купол, выполняя функцию потолка, защищает внутреннее пространство помещения от жары и холода. Форма свода напоминает небесный свод, через который как бы проходит "ось мира". В этом образе олицетворяется суть связи существующего мира с Единым Господом. Внутри куполов некоторых мечетей, например, в соборной мечети города Йазда свод украшен декоративными звездами, что напоминает небесный свод. И, конечно, это не только имитация видимого нами неба, но и намек на невидимый духовный, потусторонний мир. Квадратное же основание - отражение мира земного, материального, а изогнутые линии свода - отражение линий купола небесного, окружность которого опустилась на землю. Внешняя форма купола - символ красоты, а минарет - знак божественного великолепия. В исламской архитектуре использование света - особый феномен. Свет определяет не только пределы пространства, но и благоприятствует строительству сооружений белого цвета, олицетворяющих чистоту пустыни, что отрицает множественность перед лицом Единого Бога в духе его повеления: "Нет Бога кроме Бога" ("Аллаха"). И в то же время использование многоцветных зданий как бы олицетворяет рай на земле. Если считать, что цвета связаны с определенным состоянием земной жизни, то белый цвет - олицетворение "абсолютного бытия" - источника всего сущего. Зеленый - особый цвет, связанный с родом Пророка Мухаммеда. Свет, будь он белым, либо разложенным на различные элементы, проникая непосредственно через потолок либо попадая в помещение через великолепные проходы мечети, сияет, создавая впечатление присутствия Бога рядом с человеком.

Таким образом, в исламской архитектуре, в особенности в Иране, использование фактора света приобрело важное значение: помимо освещения и особой энергетики, свет являет эффект "присутствия Бога", и тогда правоверному мусульманину, находящемуся в освещенной мечети, невольно приходит на память аят из суры "Ан- нур": "Аллах есть свет земли и неба".

Персидская классическая поэзия по праву занимает одно из ведущих мест в мировой литературе. Прославленные персидские поэты - Фирдоуси, Хайям, Анвари, Моулави, Саади, Хафиз, Насир Хосров и другие внесли неоценимый вклад в развитие цивилизации и культуры. Их произведения покоряют читателя высоким уровнем поэтического строя, мудрым смыслом содержащихся в них мыслей, проникнуты идеями гуманизма и человеколюбия. Великий Гёте имел все основания сказать, что творчество классиков персидской литературы обладает способностью преобразовывать духовный мир человека, "освобождать его от тлетворных наносов зла и ненависти".

Творчество персидских поэтов-классиков оказало большое влияние на развитие мировой поэзии, породило во многих странах немало подражаний. Современные персоязычные поэты черпают вдохновение в творчестве своих прославленных предшественников.

Жемчужиной персидской поэзии является эпическая поэма Абулькасима Фирдоуси "Шахнаме". За почти тысячелетнюю историю своей неувядаемой от времени жизни поэма "Шахнаме", проникнутая тираноборческими идеями, гуманистическая по своему духу, неоднократно издавалась на многих языках народов мира. Ее фрагменты публиковались на различных сортах писчей бумаги, на коже, гравировались на металле, вырезались на дереве, стихи Фирдоуси и миниатюры к ним были вытканы на коврах.

Поэма "Шахнаме" охватывает события с древнейших времен середины VII века, когда в Иране было установлено господство Арабского халифата. В качестве источников для создания поэмы автор использовал легенды о первых шахах Ирана, сказания о богатырях-героях, на которые опирался иранский трон эпоху династии Ахеменидов (VI - IV века до н. э.), реальные события и легенды, связанные с пребыванием в Иране Александра Македонского. Абулькасим Фирдоуси работал над своей поэмой, содержащей около 5 тысяч бейтов (двустиший) 35 лет и закончил ее в 401 году хиджры, то есть в 1011 году. Популярность поэмы Абулькасима Фирдоуси трудно переоценить. Ее часто переписывали, украшали миниатюрными рисунками. И сегодня выдержки из "Шахнаме" часто появляются в изделиях мастеров художественного ремесла Ирана.

Иранские ковры - лучшие ковры в мире.

Иранские коврыКовроткачество - долгий, сложный и трудоемкий процесс. С недавних пор в Иране внедрены в производство ковров моющие, красящие и прядильные аппараты. Шерсть окрашивают естественными красителями (в каждой провинции существуют свои методы окрашивания). После этой операции шерсть промывают в чистой воде и развешивают для сушки.

Красители получают из корней марены, оболочки грецких орехов, листьев винограда, стеблей спаржи, кожуры гранатов, из кошенили, прокисшего молока. Для крашения используются также минеральные и химические вещества в сочетании с каустической содой, лимонной кислотой и др., необходимыми, для того чтобы закрепить краску и предотвратить ее от вымывания и стирания. Дизайнер рисует эскиз на листе бумаги в одну четверть всего ковра, а затем путем симметричного наложения завершает весь рисунок. Этот эскиз раскрашивается и поступает к оператору, который в соответствии с ним ткет ковер. В Иране существуют два метода ковроткачества: турецкий и персидский.

Турецкие ковры ткутся с помощью крючкообразной иглы. По персидскому методу завязывают внутренние узелки вручную. Ковры, изготовленные по турецкому методу, прочнее по текстуре. Это зависит от способа завязывания узлов, который отличается от персидского. У персидского ковра ровная поверхность изнанки благодаря своеобразному способу завязывания узлов. Станок представляет собой деревянную раму, на которую между верхней и нижней перекладиной натягивают полотно. Оно состоит из продольных нитей, расположенных близко друг к другу (качество ковра зависит, кроме прочего, и от плотности расположения и толщины нитей). На этих нитях завязаны шерстяные пучки, которые формируют ворс ковра. Когда один ряд узлов по ширине ковра завершается, вводится дополнительная поперечная нитка (чаще всего хлопчатобумажная) для того, чтобы придать узлам и всему изделию прочность и форму. Этот процесс повторяется ряд за рядом до тех пор, пока не сформируется весь ворс ковра. Затем следует последняя часть операции: стрижка ворса. Он должен быть пострижен по всей длине до толщины объема шерстяных нитей.

Таким образом, формируется плотный и густой ворс. От плотности узлов зависит четкость рисунка. Узлы должны быть ровными, а расположение их упорядоченно. Если вы посмотрите на изнанку ковра ручной работы, рисунок и цвета будут чистыми. Такой ковер выгодно отличается от ковра машинной работы, который имеет размытый рисунок.

Оставить комментарий